Tarja A. (rayne_minstrel) wrote,
Tarja A.
rayne_minstrel

Category:

Михаил Долгоруков - лучший и первый.

Сегодня у него день рождения, и дата круглая.

Кто читал "Детей Балтии" помнит как и его старшего брата Петра, так и его самого. И в самом деле, пройти мимо этого блестящего мужчины я не смогла.
Портреты есть только в профиль. Рисовал Рокштуль - и многие модели этого миниатюриста сложили головы на полях сражений с Бонапартом.




У него было все - ум, знатность, перспективы блистательной карьеры, красота, знакомства, любовь женщин, везение. Жизнь оборвалась за один миг. Не он первый? Возможно. Но этого молодого человека, ушедшего из этого мира в "классические" 27, запомнили современники достаточно явно. Что стоит отзыв Беннигсена в мемуарах:
"Этот молодой человек имел все качества, необходимые для военного человека. При непрерывных занятиях военными науками он обладал большим природным умом, здравым суждением, обдуманною рассудительностью, положительным, установившимся характером. Он был серьезен при необходимости, а также весел и оживлен, когда следовало ободрять и воодушевлять; он был предприимчив, но с осторожностью и храбр без слишком большой отваги."

Помимо военных наук, Михаил увлекался математикой и химией. Этим он и занимался в Париже, оказавшись там в 1802-1803 годах. Был представлен Бонапарту, и тот подарил ему пару дуэльных пистолетов. В дело она так пущена и не была. Через совсем небольшое время молодой человек пойдет в знаменитую кавалерийскую атаку в Аустерлице. Будет ранен в грудь, вылечится, его назначат собирать и перевозить раненных на родину. Затем - продолжение сражений с корсиканцем, Пултуск, Эйлау - и везде молодой кавалерист показывает себя лучшим из лучших, быстро сделав карьеру и став, как и брат его, генерал-адъютантом. Как заметил Беннигсен, Михаил был не только храбрецом, а еще и неплохо понимал в военном деле, постоянно совершенствуясь в своих знаниях. В отличие от Петра Долгорукова, которого многие мемуаристы чуть ли не прямо называют "дураком", которому невесть зачем доверял император Александр, Михаил обладал куда сдержанным и логичным характером (на это указывает даже недруг Петра Долгорукова - князь Чарторыйский).

Благодаря вышеперечисленным качествам, князь Долгоруков был желанным гостем столичных салонов и пользовался большим успехом у дам. Серьезные отношения сложились у него с известной "ночной княгиней", имеющей репутацию femme fatale - Авдотьей Голицыной. "Ночная" - потому что сознательно перепутала день с ночью, якобы для того, чтобы не исполнилось пророчество некоей доморощенной пифии о том, что умрет она во сне. Это тоже была умная женщина, увлекающаяся точными науками. Ну и, конечно, красавица на тогдашний модный манер: "Она прекрасна: чёрные волосы, чёрные брови и чёрные глаза, зубы диковинные, рот, осанка прекрасны, хотя и дурно держится, только нос нехорош; одевается, говорит, смотрит — всё странно и не так, как другие". (это по словам А.Я. Булгакова... Вот уж разобрал даму на части, как говорится - то красивое, а это, значит, "нехорошо"). Роман длился какое-то время, пара хотела узаконить свои отношения - но, несмотря на то, что княгиня Eudoxie (как ее называли) с мужем фактически не жила чуть ли не с самого начала брака, император Александр отказывался давать ей развод. Почему?

Дело в том, что Михаил Долгоруков оказался "объектом" любимой сестры императора Александра, Екатерины Павловны (да, той самой). Были ли там какие-то отношения или его просто "выдернули" из толпы придворных - неизвестно. "Дело ясное, что дело темное". Как бы то ни было, брак тот был бы моргантическим - так как, при всей древности родословных и множества предков, бывших владетельными князьями еще тогда, когда никаких Романовых на горизонте не маячило, Долгоруковы не считались "особами царской крови". В итоге, к сестре не мог посвататься никакой Бонапарт, она оставалась в России - как хотела - и из гонки за престолонаследие выбывала. Такой жест доверия, как видно, пришелся Долгорукову не по душе, если он попросился в действующую армию - шла война со Шведами (итогом ее станет присоединение Финляндии к России).

А далее - что там случилось - тоже дело темное. Якобы он не поладил с начальником, Павлом Тучковым, и они устроили своеобразную "дуэль", дабы разрешить конфликт. Вот как описывает это брат Тучкова:
"По прибытии князя Долгорукого, он сразу предъявил Тучкову притязания на начальствование войсками последнего в предназначенной им атаке, ссылаясь на данное ему, Долгорукому, самим Государем полномочие в бланке, им собственноручно подписанном. Тучков возразил, что, начальствуя отрядом по воле и назначению главнокомандующего (Буксгевдена), он не считал себя вправе, без ведома и разрешения последнего уступить начальство другому лицу, притом младшему в чине. Князь Долгорукий, в крайней запальчивости, слово за слово, наговорил Тучкову дерзостей — и вызвал его на дуэль! Тучков возразил, что на войне, ввиду неприятеля и атаки против него, двум генералам стреляться на дуэли немыслимо, и предложил, вместо того, решить спор тем, чтобы им обоим рядом пойти в передовую цепь и предоставить решение спора судьбе, т. е. пуле или ядру неприятельским. Долгорукий согласился, и шведское ядро сразу же убило его наповал! Это было уже не судьба и не слепой случай, а явно суд Божий!"

Меж тем, один из адъютантов Долгорукова, Иван Липранди (человек, кстати, весьма авантюрного склада и профессиональный разведчик в будущем; поэтому ему как бы выгодно поддерживать версию о дуэли) рисует нам картину гибели в бою без всякого намерения "дуэлировать" с Тучковым. Они шли в атаку, в князя ударило ядро и он был убит наповал. "Князь был в сюртуке нараспашку; под ним надет был, тогда почти у всех в употреблении — шпензер, т. е. мундир без фалд. На шее георгиевский крест, сабля под сюртуком. В правой руке он держал в коротеньком чубуке трубку, в левой — небольшую зрительную трубу. День был прекрасный, осенний. Шли под гору довольно шибко; князь по самой оконечности левой стороны дороги. Ядра были довольно часты. Вдруг мы услыхали удар ядра и в то же время падение князя в яму (из которой выбирали глину) около дороги. Граф Толстой и я мгновенно бросились за ним. Фуражки и чубука при нем уже более не было, но в левой руке зрительная труба была стиснута. Он лежал на спине. Прекрасное лицо его не изменилось. Трехфунтовое ядро ударило его в локоть правой руки и пронизало его стан. Он был бездыханен. Граф и я приподняли голову. Ядро прошло через туловище князя между грудью и спиною. Прибежали Берлир и Тейль и послали меня через дорогу к Судакову за людьми; тотчас явился офицер с людьми, нашли доску, накрыли труп какой-то парусиной, принесенной артиллеристами, и понесли в сопровождении Берлира, Толстого и других в Палоис. Вечером, возвратясь туда, мы нашли князя на том самом столе, за которым обедывали, уже в распоряжении медиков, бальзамировавших его".

Так закончилась эта блестящая жизнь. Его возлюбленная, "ночная княгиня", была безутешна и долго хранила ему верность. Про Екатерину Павловну молчим. Похоронили Михаила Долгорукова в Александро-Невской лавре, рядом со старшим братом, так же неожиданно и рано умершим в блеске лет полутора годами ранее. Что за рок преследовал эту семью - непонятно.

В честь нынешней даты сделала коллаж:
Tags: Долгоруковы, мой Orzhov
Subscribe

  • Прогулки по Мезоттену

    Пока, к сожалению, только виртуальные. К слову, я молюсь, чтобы эта тупая ситуация изменилась - речь идет не только о моих поездках, но и о работе.…

  • 12 фактов обо мне

    Когда-то их писала. Сейчас вступила в СОО с марафоном блоггинга (365days), но так как блоггер из меня специфический, то задания…

  • О злобных "фашистких" латышах, или неодолимый признак совка

    ...Я уже вычислила, какой: гнать на прибалтов, "надменных", "ненавидящих" и, конечно же, "фОшЫзДов". При этом каждый приводит истории, как их "ни с…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment