Tarja A. (rayne_minstrel) wrote,
Tarja A.
rayne_minstrel

Categories:

"Бездушные" и "духовные" по мнению "великого писателя земли русской"

Что меня всегда смущало в творчестве классиков, обязательном к изучению в средней школе? Я здесь про русских классиков, ибо у англичан или французов свои заморочки. В том, что авторы крайне не гибкие. "Плохими" или "хорошими" они называют примерно один и тот же типаж личностей. Вкратце - в отрицательные заносятся "беспринципные карьеристы", "обычные люди", "ретрограды и консерваторы". В положительные - странные и никем не понятые. По сути, мы видим повторенные многократно векторы из "Горя от ума", появляющиеся в различных произведениях. Исключением, как водится, является Пушкин (о нем в следующий раз).

Я присматриваюсь к такой платформе, как "Яндекс.Дзен" и вижу, что там море исторических и "книжных" блогеров. И последние очень любят обсуждать и рассуждать о знаменитом 4-томнике, которым задолбали нас всех с детства. А если учесть, что эта эпопея неоднократно экранизируется, причем даже не на родине автора, то тема оказалась весьма жива.

Автор одного из таких блогов, по тону и оценкам - учитель русского языка и литературы - написала негодующее: "Как можно производить переоценку образа Элен Безуховой nee Курагиной? Она же бездушная "падшая женщина", из-за которой пострадала светлая Наташенька?"

Не буду заниматься апологетикой образа Элен подробно. Скажу так - именно такими, как она, ее брат Анатоль и "отрицательный" (но "совсем не однозначный", ибо, несмотря на карты-девок-пьянки-"разврат", заботится о старой матери и сестре-инвалидке) Долохов и жива та эпоха "ампира", которую автор сего блога нежно любит. Хорошие Наташи, блистающие на балах два сезона и быстро выходящие замуж, чтобы превратиться в яжематерей и ревнивых жен; ничем не выдающиеся пехотные полковники с кучей амбиций у себя в голове, по дури погибающие даже не в атаке; богатые наследники, упарывающиеся по масонству (разве что отличившиеся присоединением к декабристам - хоть какой-то шанс войти в историю); старые девы, наконец-то, к 40 годам, находящие себе "мужика годного"; бывшие кавалеристы средней руки, превратившиеся в рядовых полковников провинциальных полков, дабы потом выйти в отставку и зажить у себя в имении - все они оказываются забыты даже собственными внуками и правнуками. Не надо, кстати, преувеличивать "сохранение памяти" в отдельных семействах - большинство наследников знатных родов знают о своих пращурах и прапрабабках не более, а то и менее въедливых исследователей.

Да, со мной можно спорить - в этом и фишка автора: показать "просто хороших" людей. К тому же, книга отчасти мемуарная - автор писал про своих родителей и родственников, которые в анналы истории не вошли и известны только составителям генеалогии Толстых и Волконских. Яркие и неординарные - вместе с реальными историческими персонами, как-то генералами, фельдмаршалами, министрами, Александром Первым и Наполеоном - уходят на второй план, а то и вовсе покрываются черной краской. Как, например, та же Элен. Вся вина которой - она красива, знает себе цену, независима, сама распоряжается своим телом и собой. Для автора в этом состоит тяжкий грех. Понятно и без объяснений. Ее брат, который погибает в процессе ампутации ноги при Бородино, такой же. Однако именно про этих людей упоминают мемуаристы. Именно они вызывали разговоры в обществе. Именно они подчастую принимали исторические решения, делали головокружительные карьеры, влияли на сильных мира сего. А не "просто хорошие" и "обычные" люди. Да, автор продает нам теорию масс, но эта теория в корне не верна, ибо массы сами по себе никуда не движутся.

Положительные герои тоже оступаются и совершают глупости, но автор их не клеймит. Николай Ростов проигрывает гигантские деньги Долохову (и вспомним впечатляющую сцену, как тому стыдно и больно сообщать о проигрыше своим родителям) - и ничего, это Долохов виноват, "не снизошел" и не пожалел юношу, который сел с ним играть, и отчего-то потребовал карточный долг. Наташа, забыв о женихе, отбывшим "на лечение" - в вояж по Европе - решила венчаться увозом с Анатолем. Виновата не она, не умеющая и не желающая контролировать свои чувства и половое влечение - а коварная Элен (познакомила с братом) и не менее коварный Анатоль (не оттолкнул ее от себя). Даже в душевных терзаниях и пустоте Пьера в начале книги виновата его жена Элен - заставляла его хотеть себя (и вообще, женился он тоже под действием ударивших в мозг гормонов, которые возбудила мадемуазель Курагина своими голыми плечами). То есть, при всем реализме и ошибках, герои сами "хорошие и неуиноуатые", их просто портят и совращают "плохие" и "коварные" светские дамы и развратные молодые люди.

К слову, автор крайне причудливо выбирает себе "хороших" и "плохих" персонажей. Скажем, мы так и не поймем, что же плохого в старшей сестре Наташи и Николая, Вере. Ее не любят собственные родители. От нее воротят нос братья и сестры. Потому что "она как-то так говорит, что становится неловко". При этом она совершенно ничего страшного не говорит. Аналог - "у нее плохая энергетика". Мы не знаем предысторию - может быть, за семейной нелюбовью к ней скрывается какая-то страшная тайна? По сути, человеку, не вписывающимся в родную семью, можно лишь посочувствовать. Но автор этого не хочет делать. Он вручает ей "так себе" мужа - единственного остзейца в романе, фон Берга, которого он попеременно называет то Адольфом, то Альфонсом (оба имени в описываемую эпоху для остзейцев нетипичны), который, однако же, не хуже "положительных" героев сражается и делает карьеру, однако выставлен плохим и противным (потому что заботится о деньгах и имуществе, а не просаживает тысячи в штосс, как брат его невесты, ведясь на крючок "коварных соблазнителей"). То же самое дело и в Соне, которую заклеймили "пустоцветом" - вечная "страшная подружка" прекрасной и яркой Наташи, вечная приживала без личной жизни, способная любить без взаимности - и все тут. Мы не узнаем, чем автору она не угодила, кроме того, что "какая-то не такая".

Конечно, не мне указывать, кого автору любить, кого ненавидеть. Но ведь речь идет о книге, которую преподносят в качестве истины последней инстанции, а герои выводятся как "примеры и образцы". И следовало бы призадуматься - какие образцы и примеры предлагают уже не одному поколению школьников?

Вообще, следовало бы написать, что так называемой "литературной классики" фактически не бывает. Далеко не все, что входит в хрестоматийный перечень, можно назвать образцом и эталоном. С музыкой и живописью дело обстоит гораздо проще. Здесь же в дело вступают актуальность поднятых тем, общие представления автора. Немногие литературные произведения по ценности равняются лучшим произведениям живописи или композиции - и, по моему и не только по моему мнению, "ВиМ" к таковым не относится.
Tags: Война и Мир, быт и нравы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments