Christoph Reinhold von Waschbaer (rayne_minstrel) wrote,
Christoph Reinhold von Waschbaer
rayne_minstrel

В Греции все есть, или "авантюра" короля Леопольда

Давненько его у меня здесь не было.

Эк его перекосило. С просторов Pinterest'а. Усы ему категорически не идут, что бы там не говорила его первая жена Шарлотта Уэльская.

Как известно, ему во время оно предлагали греческую корону, но, якобы, осторожный Леопольд решил выбрать "синицу в руке", то есть, бюргерскую Бельгию, а не романтиШную страну повстанцев и пиратов.

Но мало кто знает, что Леопольда хотел видеть греческим королем сам Каподистрия.
Да и сам он был совсем не против. Престолы ему не то чтобы предлагали на каждом шагу, а здесь такая удача - стать не просто королем, а отцом нации. Легендарной нации, отвоевавшей огнем и мечом, а также недюжинным дипломатическим талантом своего первого президента себе независимость, территории, и идущей прямым ходом к восстановлению античного строя.
На деле там все было сложнее, запутаннее и интереснее. Я уже потираю руки в предвкушении, как буду писать об этом в третьей части "Девятого всадника".

Греки долго обсуждали, кто должен стать их королем, ибо без короля нельзя. У каждой из трех стран - Франции, Англии и РИ - которые, собственно, и помогли им собраться в государство - были свои соображения на свой счет. Отчаянные греческие головы называли то Евгения Богарне, то Жерома Бонапарта, - "бесхозных" бывших монархов, болтающихся по Европе после сокрушения их главного "патрона". Но, ест-но, никто такие кандидатуры из 3-х держав не рассматривал - "родственник Бонапарта" в глазах входящих в Священный Союз автоматически нес "черную метку", отрекись он от отчима или брата хоть тысячу раз. У французов было полно бездельников-принцев из числа Бурбонов, в Британии такую же роль выполнял кузен принца-регента (на тот момент уже короля), Карл Мекленбург-Стрелицкий. АП продвигал принца Фредерика Оранского, так как чего не сделаешь ради родственников?

Леопольд был тем, на ком представители всех трех держав могли более-менее остановиться. Первым предложил его Ливен, Абердин подумал-подумал, и сказал: "Why not?", французы против него ничего не имели. У Леопольда было много преимуществ:
- родственник и русской, и британской династий, мог вторично жениться на французской принцессе, что тоже неплохо (собственно, в Бельгию его тоже по всем этим причинам позвали)
- в отличие от аморфных Оранских он имел какую-никакую политическую позицию и не просто штаны в Лондоне просиживал, но и мешался в политику, будучи вдовцом одной и дядей другой наследницы престола, надеясь, что ему обломится регентство (из короля уже песок сыпался и думали, что он долго не протянет, а за его юную племянницу кто-то лет 7 должен править). Его поддерживали виги.
- у Леопольда сложились весьма неплохие отношения с Каподистрией, чем тот и решил воспользоваться себе на благо.

Договор, который должны были подписать 3 уполномоченных лица (Монморанси-Лаваль от Франции, Абердин от Британии и Ливен от России) содержал пару пунктов, по которым они ссорились между собой, а греки приходили в полное расстройство:
- пункт о границах: Порта оставляла за собой около 1/3 территории современной Греции, включая острова Самос и Крит. Эти территории были населены греками, многие из которых участвовали в борьбе против Турции, и можно себе представить, какой "секир-башка" устроит султан этим "неверным". Однако Англия была готова пожертвовать этими 100 000 человеками ради хороших отношений со Стамбулом. Франция - и того больше. Только России во всем этом много что не нравилось, но Ливен получил "отмашку" от АП, который ни с кем не хотел ругаться по греческому вопросу (а от него ждали решительных действий).
Второе условие заключалось в назначении короля, не принадлежащего к "аборигенам".
Каподистрия мог пожертвовать последним ради первого. И он начал переписку с Леопольдом по поводу греческого вопроса. Тот принял на себя обязательство уладить вопрос о границах и добиться от держав уступок по этому вопросу. Тем более, там наметились подвижки. Россия вступила в войну с Турцией. Успешная война могла означать то, что Греции отвалят куда больше и границу пододвинут, включив в себя эти несчастные 100 000 душ, оставленные доселе "за бортом". Война, как известно, была победоносной. Но Леопольда все проигнорили, хотя он довольно настойчиво заявлял о том, что Греции нужны границы и субсидии (так как Каподистрия в письмах к нему постоянно жаловался на пустую казну, "все кушать хотят, а откуда мне денег взять"?).
Главным противником были "свои". Англичане. Во-первых, его тесть думал о другой кандидатуре. Леопольда ему было невозможно контролировать (да он ему "с самого начала не понравился", еще когда сватался к Шарлотте). Абердин, думая, что дело в тщеславии этого уже немолодого человека, прямо намекал ему о том, что корона Англии ему светит тоже, хотя бы на время, пока Виктория не войдет в возраст. Друзья его тоже восклицали: "Ты, такой умный и цивилизованный, будешь править разбойниками!" Независимость Греции, к тому же, не сдалась главному электорату - "третьему сословию", то бишь, торговцам, так как пираты-греки весьма удачно грабили британские караваны.
С другой стороны, было интересно, что Веллингтон только поддерживал принца в его намерениях, так как это позволяло ему провернуть авантюру и в то же время избавиться от соперника из оппозиции самому себе, выпнув его править державой.
20.02.1830 Леопольд принял предложение стать королем Греции.

Замечу в кавычках, какая во всем этом деле роль моего главгероя. Как известно, Каподистрия вполне удачно служил России, что для Британии было несколько "бревном в глазу". Они до сих пор полагали его (хоть и ошибочно) "русским ставленником", а самые радикальные говорили, что независимая Греция нужна прежде всего России и никому другому. Ссориться с Англией по греческому вопросу не хотел АП, хотя при самом его возникновении дал определенные гарантии. В этой связи, урезанная граница Греции такой гарантией стала - страна будет независимой, но и Порту не слишком-то обделят. После того, как АП не стало, и на престол взошел НП, которому, с одной стороны, тоже не хотелось "качать лодку", с другой же - страсть как хотелось закрепить власть "славной войной", стало проще дело проталкивать. Но в Петербурге сидел Нессельрод, которому качать Лодку и бесить султана, а вместе с ним - англичан и австрийцев - тем более не хотелось. В этом деле Ливен действовал, можно сказать, на свой страх и риск, поддержав (весьма кулуарно) Леопольда и побуждая его не отказываться от престола и от условий расширения границ.
Однако за несколько месяцев Леопольда "продавили" политики его "приемной страны". Убедить увеличить границы не получилось. Без выполнения этого условия он не мог стать королем, так как, по его словам, это означало бы, что его навязывают грекам извне (а Капо уверял его, что в Греции его уже любят и знают, что он поможет им окончательно объединить страну).
Этого ему никто не простил. Точнее, президент Греции мог понять, почему этого не удалось. А вот Ливен его чуть ли не матом в глаза ругал. Тот, в свою очередь, говорил, что это, мол, все из-за вас.
Леопольд, по факту, "подлым трусом" не являлся, но его стремительное отречение от взятых на себя обязательств его таковым ославило.
Через год, впрочем, он стал королем Бельгии, хотя, по его многочисленным признаниям, если бы с греками все вышло, то он бы не отказался от тамошнего престола ни за что. Так как это действительно challenge, в отличие от прозябания в бюргерском государстве, созданном в качестве буфера между странами.
Через полтора года Каподистрию убьют местные бандиты.
В том же году Кристоф отправится в РИ замещать Нессельрода. Он своим влиянием добьется от НП одобрения предложенного им решения греческого вопроса (по просьбе Капо) + остановит его от авантюры с походом на Голландию. Нессельроду такое самоуправство своего ИО не слишком понравилось, кроме того, он стал опасаться, что его в утиль спишут. В итоге, по дороге обратно в Лондон св.князю резко поплохело, так что где-то в Вильне уже думали его отпевать.
Но он "прошел сквозь ад и восстал из ада"
Так и не простив Леопольда за нерешительность (он его даже косвенно называет виновником гибели Капо - будь в Греции король, он бы не допустил до такого хаоса).
Tags: the great game, Кристоф, Леопольд Саксен-Кобургский, вторая часть, длинный пост
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments