Tarja A. (rayne_minstrel) wrote,
Tarja A.
rayne_minstrel

Categories:

Игрища престолонаследия и типичный оржовский гамбит

У меня тут потоком идет матчасть про визит Като Павловны и ее венценосного брата в Лондон. И про то, какие странные вещи творила там вышеозначенная дама - и, главное, ради чего? Такое ощущение, для того, чтобы всех достать, а более всех, как всегда, досталось моему многострадальному ГГ. Вообще, у меня сложилось такое впечатление, что она лишь перед ним выпендривалась (тогда, Боже мой, я своего ГГ вообще интуитивно чую). Или что она просто ТП. Других мотивов не вижу.

Картина в тему:
Визит государей-союзников в Петсуорт 24-06-1814 г. Написана Томасом Филипсом.



Увы, размер исключительно такой вот. На этой картине есть все: Веселый радостный Александр, его недовольная всем и вся сестрица, принц-регент, обтянувший свои жиры лосинами, даже вечно остолбенелый прусский король появился. Также здесь есть собаченьки, кучера и прочая радость. И можно поиграть в квест - найди ГГ ("ты суслика не видишь? а он здесь!") Я его нашла, правда, с подсказкой. В левой части в профиль, рядом с дамой, повернувшейся к нам спиной (сначала думала, что Доротея это, однако указатель персоналий в "групповухе" утверждает, что то - княгиня Софи Волконская, старая знакомая Графа, кстати).

Так вот, про дикое поведение Като Павловны с принцем-регентом и попытки некоторых "муток" вокруг принцессы Шарлотты много кто написал. А вот Бенкендорф в своих мемуарах излагает интересную версию да еще называет других участников интрижки. Вот что пишет (а примечания курсивом мои):

"Обожаемая нацией, которой ей было предназначено управлять, наследница британской короны принцесса Шарлотта готовилась в то время выйти замуж. Однако разрыв между ее родителями поставил ее в трудное положение и открыл широкие возможности для интриг. Оппозиция использовала это положение для давления на регента, а великая княгиня Екатерина энергично им воспользовалась. Она использовала с этой целью господина и особенно госпожу Татищевых, первый был назначен нашим представителем в Мадриде и находился в Лондоне в надежде заменить там графа Ливена (незавидное у того положение - сам в стране всего-то 1,5 года, а тут еще конкурент выискался, над душой нависает(; вторая, еще очень красивая женщина, была рада возможности участвовать в любой интриге (в скобках замечу, что опять полька! Что-то в 19 веке полек-интриганок было очень много).

После того, как она добилась расположения принцессы Шарлотты, ей было поручено отговорить ее от брака с принцем Оранским, чего очень желал регент, и внушить ей мысль выйти замуж за великого князя Николая или Михаила, которые должны были сопровождать императора (Так, а куда они дели Леопольдия? Или он был вообще "планом В" для Като Павловны, главное, братиков пристроить?).

Желание воспротивиться воле отца и постоянные напоминания о красоте великих князей сильно способствовали успеху этой интриги. Великая княгиня желала только досадить регенту, а госпожа Татищева связывала с предстоящим браком надежды на назначение своего мужа на должность посла в Лондоне (щас, разбежалась... Когда буду об этом писать, кое-что напишу про то, как действующий посол чуть было не повторил один нелицеприятный поступок своего старшего брата и не устроил сей даме персональное "взятие Люблина" со всеми вытекающими. А вообще, на поляков этому герою явно не везет).

Тем временем регент убедился, что его дочь уклоняется от исполнения его воли, он стал подозревать великую княгиню и попытался разорвать интригу. Горячность принцессы легко предоставила ему такую возможность, она категорически заявила, что не собирается выходить за принца Оранского, и вскользь упомянула о своих надеждах. Свадьба была расстроена, но весь гнев регента обратился на великую княгиню. Не имея возможности с нею объясниться, он вообразил, что главным двигателем интриги был русский посол (ну как всегда, кто у нас крайний?), которому он официально объявил, насколько он был удивлен и поражен тем, что иностранный двор вмешивается в его семейные дела (заглядывая вперед, скажу, что у Татищева фишка была - вести дипломатию через семейные интриги, и в Испании у него все получилось, да так блестяще, что именно из-за него придумали нежно любимое мною слово "камарилья"). Далее он заявил, что располагает точными сведениями о том, что супруги Татищевы (там и дурак догадается, поскольку, похоже, эта Жюли крутилась по всему лондонскому свету) были участниками этой интриги. Граф Ливен мог только осудить то, что было сделано его соотечественниками, и заявить о полном незнании своим государем этих действий (ну и что ему оставалось делать? наверняка после всей этой катавасии с Като и ее выкрутасами седых волос у него прибавилось). Регент принял его объяснения и велел передать господину Татищеву требование в 24 часа покинуть Англию (Представляю облегчение, с которым Кристоф сообщил эту новость Татищеву! Наверняка и счетчик поставил)) Самое паршивое, что "выяснить отношения" посредством пистолетов эти двое не могли - дипломаты не стреляются).

Татищев прибыл в Париж, где был очень плохо принят императором, который приказал ему отправляться исполнять свои обязанности в Испании. Таким образом, любезные отношения между двумя дворами и поездка Императора в Лондон были сохранены, но великие князья, вместо того, чтобы сопровождать своего брата, отправились обратно в Россию.

Оставшаяся в Англии госпожа Татищева была покинута даже великой княгиней, которой она столь усердно служила (после такого Татищевы вообще должны были тайное общество делать, их ж все кинули!), она была в ссоре с моей сестрой (как та ее не убила, интересно?) и оказала мне честь, выбрав меня своим защитником. Я был счастлив быть ей полезен, так как она была достаточно красива для того, чтобы должным образом компенсировать мне затраченные на ее дела усилия (вишенка на торте нашему умнице Альхену). Вскоре наша связь стала для меня очень приятной..."

Ну, конец в духе этого персонажа.

А так, сии Татищевы - веселые ребята, как погляжу. Вот здесь про него и отчасти про нее. От вида его могилы в нынешнем состоянии что-то вообще грустно стало. Простой крестик, даже без ограды, плита - явный новодел.

О, как же я хочу и об этом написать!
Чтобы страсти роковые, интриги и прочие "игрища вокруг престолов".

Доротее отдельные аплодисменты. Она вообще проявила свой ум и "блистательность" впервые именно в этой затянувшейся ситуации "конфликта лояльностей". И восторжествовала над красоткой полькой (по ссылке портрет сей Жюли, и впрямь красива, если художник ничего не преувеличил), показав, что в таких вещах ум куда важнее богатых форм и томных взоров.
Tags: Великобритания, Екатерина Павловна, кухонное, матчасть, мой Orzhov
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments