Tarja A. (rayne_minstrel) wrote,
Tarja A.
rayne_minstrel

Category:

Свои среди чужих, чужие среди своих: граф Михаил Воронцов и "тот самый" Бенкендорф

Интересно, что эти два человека попали в поле моего зрения (и восторга) почти одновременно. А потом оказалось, что они были чуть ли не лучшими друзьями - по крайней мере, в пользу этого говорит обращение на "ты" и по сокращенным именам, которым в начале 1800-х в среде, к которой оба принадлежали, не разбрасывались.


Картинка для привлечения внимания

Почему сошлись? Формально - служили вместе (оба начали боевую карьеру в 1804-м на русско-персидской войне), а в СПб были вхожи в одни и те же дома, вращались "в одной тусовке" (состоящей из "цвета молодежи"). В принципе, и Бенкендорф, и Воронцов были людьми общительными (Бенкендорф все же побольше несколько интровертного своего друга и сдержанного своего друга), так что друг на друге не замыкались.

У обоих был интересный и весьма сложной background, который, наверняка, стал и поводом сойтись на этой почве. И на обоих, что на Майка, что на Альхена (так они у меня зовутся), сложно навесить какие-то ярлыки: "типичный остзейский барон", "типичный русский аристократ", "англофил-предатель-родины" (хотя, нынче, я погляжу, это в моде применимо к персонажу), "царский сатрап" (было в моде и ныне декабристофилы не отстают).

Начнем с Воронцова. Род, со времен екатерининских всегда находившийся в некоей оппозиции к действующей власти. Впрочем, отец Михаила, несмотря на долгое "сидение" в Англии, был, скорее, честным служакой (кстати, англичане таких на то время любили куда больше "хитрых лис", вот и князя Ливена за то и ценили), как показывает практика. Куда как проще своей сестры Катерины (той самой Дашковой), брата Александра и отца, прозванного в рифму "Романом-большим карманом". Но в какой-то "нерусскости" и "незнатности" Воронцовых не упрекнешь - самые что ни на есть русские баре, потомки бояр (но их пытался разоблачать князь П.В. Долгоруков, один из возможных авторов "анонимок" в адрес Пушкина и племянник вот этого "молодого генерала своих судеб"). По матери Михаил был связан с Нарышкиными (царской родней) и Мордвиновыми. Однако, хоть родился в СПб, с малых лет воспитывался в Англии. Причем жили весьма скромно, особенно после того, как Павел конфисковал все воронцовские имения. Отец научил его to work and to be disciplined, чтобы, если в РИ случится революция, тот бы не сел в лужу, а мог бы заработать себе на прокорм хотя бы в качестве плотника. Впрочем, после того, как государь лишил их дохода, граф Симеон всерьез думал определить сына в коммерческий британский флот, а дочь - в гувернантки. В России Михаил появился лишь в 19 лет, в Гвардии, куда, как водится, был записан с малолетства, не задержался, а поехал сражаться в Персию, где хлебнул всего по полной (чуть не погиб в бою и не помер от 5 горячек сряду). Далее история знакомая: война-война-война-наместничество в Новороссии и Крыму-превращение Одессу в один из лучших городов РИ-наместничество на Кавказе.


Теперь Саша Бенкендорф. Тот кажется обычным остзейцем, каких полно. Но тут вмешивается фактор, можно сказать, интимной близости к императорской фамилии. Причем не только со стороны его матери - лучшей подруги императрицы Марии Федоровны (кое-кто даже уверяет, что Юлиана Шиллинг-фон-Канштадт была ее незаконнорожденной сестрой, во что можно и поверить: Фридрих-Ойген Вюртемберский имел массу наложниц и отличался неслыханной плодовитостью). Отец его был довольно близок к Павлу через свою мать, ставшую няней малолетнего АП (что-то заход остзейцев во власть через детскую Романовых был в конце 18 века массовым, у Ливенов история та же самая, только Шарлотта Карловна вошла в должность царской няньки в куда более молодом возрасте, чем София фон Бенкендорф). Потом близость сменилась опалой по той простой причине, что Павел заподозрил Юлиану фон Бенкендорф в интригах против его любимицы Нелидовой. Впрочем, справедливости ради, мужа он не трогал, а, наоборот, поставил его командовать всея Ригой. Случай подорвал здоровье Юлианы, и так ослабленное почти ежегодными родами, и она померла от разрыва матки в возрасте 37 лет. К слову, что Воронцова, что Бенкендорфа объединяет и тот факт, что оба рано потеряли своих матерей. Правда, первый ее даже и не помнил - Екатерина Воронцова умерла совсем молодой от чахотки, когда ее старшему сыну было 2 годика. Вот такая амбивалентность - ведь далеко не все остзейцы были на короткой ноге с императором. Даже Шарлотта Карловна Л. была для МФ, скорее, служанкой, чем подругой (да и знала свое место). Притом, что среди остзейского баронства Бенкендорфы котировались не так высоко - род не сильно древний, не очень-то богатый, больше буржуазный, чем рыцарский. Сам Бенкендорф тусил при дворе с нежного возраста, сначала служа "живой куклой" для юной вк Елизаветы Алексеевны, а потом - в гвардии. Образование он не сильно ценил, хотя возможности его получить были отличные. Деньги разбазаривал. Вел с 15 лет жизнь "золотой молодежи", по контрасту со многими своими соплеменниками-балтами. На Кавказе оказался интересным образом: его зять, всесильный на тот момент граф Кристоф фон Ливен (тоже из породы "молодых генералов своих судеб", как и П.П. Долгоруков), отправил слоняющегося без дела по СПб родственника (по его же просьбе) в инспеционную поездку генерала Спренгпортена по городам и весям РИ. Поездка длилась года 2, и во время нее Бенкендорф отпросился воевать с персами. Добро было получено, он повоевал и снова присоединился к Спренгпортену, который отправился уже за пределы РИ - в Константинополь и Корфу. К слову, в записках Бенкендорфа его путешествие описано подробно и увлекательно. Ну а потом все ясно: война-война-Париж-война-война-командование дивизией в малороссийских е-нях-начальник Штаба в СПб-следователь по делу декабристов-шеф жандармов.

Интересны даже не столько биографические совпадения, сколько совпадения характеров. Как видим: русский боярин, который выслуживал, в основном, сам, своими трудами, место под солнцем; и остзейский барончик, который, в отличие от старательных соплеменников, вовсю пользуется связями при дворе, а воюет из лихости и "любви к искусству". Воронцов логичен, сдержан и властен; в "порочащих связях" и вредных привычках не замечен. Бенкендорф - искатель приключений (военных и эротических), "странствующий рыцарь", куда более близкий к образу стереотипного "гусара", чем его русский друг Миша и даже друг Серж Марин (даром что поэт). Оба, впрочем, были вынесены при советской власти (да, отчасти, и сейчас) на свалку истории под клеймом "камарильи" и "душителей-швабоды". Воронцова, однако, АП любит и отличает больше, карьеру он делает быстрее, в отличие от того же Бенкендорфа. Несмотря на разницу характеров, сошлись. Наверное, соционика (извините, я в некотором роде адепт) тут тоже в силе - они "дуалы" (явный "Макс Горький" и явный "Гамлет").

А вот для пруфа слова пушкиниста П.И. Бартенева, как-то опубликовавшего письма этих двух друзей друг к другу:
"Немец по рождению, вполне придворный человек с самой колыбели,... Бенкендорф напоминал собой француза по суждениям и внешним приемам. Воронцов был коренной русский человек с английской выдержкой, герой в опасностях, дальновидный, расчетливый и настойчивый, но в то же время великодушный, чрезвычайно общительный, обворожитель товарищей, сослуживцев, подчиненных и целых населений..."

Кстати, есть вопрос к аудитории, раз я уже решилась хотя бы раз в неделю писать такие биографические постики про некоторых своих "избранных героев".
Планирую написать такой же постик о главгерое, потому что новички не очень в курсе, а читать весь мой ЖЖ за 3 года неудобно. Вам оно надо?

Хотите прочитать такой же пост про Христофор-Андреича и его житье-бытье?

да, почитаю с удовольствием
6(100.0%)
сколько можно уже! И так про него все ясно
0(0.0%)
лучше дайте ссылку на ваш худлит про него
0(0.0%)


По результатам ваших голосов я и приму решение.

И вопрос по содержанию: а вам кто больше импонирует: Воронцов, Бенкендорф или оба сразу? Мне вот оба, но в то же время Майк предстает неким "историческим Марти-Сью", а Бенкендорф уж больно залихватский. Вместе же они - классный такой союз, вроде капитана Кирка и Спока, Дарси и Бингли, Одри и Матурина)
Tags: Алекс, Воронцов, ахтунг, историческое типирование, матчасть, мой Orzhov, соционика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment