April 13th, 2021

lady night

Когда хвалить - хуже чем ругать

Почему-то отношение к историческим личностям "в народе" (особенно в русском народе, и особенно тех, кто успел получить советское образование - впрочем, подобное отношение встречала и у тех, кто родился уже после Миллениума - правильно, кто их там воспитывал?) очень неровное: или мы будем "неугодных" обхаивать и демонизировать, или, напротив, обмазывать сладким сиропом. И последнее частенько бывает ничуть не менее плохим, как и первое.

Я столкнулась с этим, изучая тему Бенкендорфа. Достаточно долго живу, так что разворот на 180 градусов в отношении этой исторической личности совершился буквально на моих глазах (а именно, где-то с 2007-го года начиная). Александр Христофорович не был любим ни либеральной интеллигенцией дореволюционных времен, ни советским "официозом", ни диссидентами-антисоветчиками - все видели в нем держиморду, палача Пушкина и Лермонтова, и далее, и тому подобное. Сравнивали с главами НКВД и ГКЧП. И тут, в начале 2000-х видим, что былого "демоничного жандарма" превратили в "рыцаря самодержавия", вовсю выпячивая его героическое прошлое. Его биография, выполненная историком Д. Олейниковым для серии "ЖЗЛ" (кстати, написанная с большой симпатией к герою, но без всяческой слащавости и умилительности, чего не скажешь о других статьях и биографиях), - фактически апофеоз.

Но Бенкендорф - пример не столь явный, как его друг Серж Волконский. Даже в советской историографии, возвеличивающей всех декабристов скопом, Волконский называется в "назывном порядке". Если бы не его жена и связанная с нею драма отъезда-войны семейств-выживания в Сибири, то о нем бы так и забыли историки, оставив его на переферии. Несмотря на то (а, может быть, и из-за того, что), что князь оставил собственные мемуары, его не слишком "трогают", и биографии о нем редки и немногочисленны. Нынче, когда принято декабристов ругать, именно Волконский, в числе прочих, сделался эдаким "мальчиком для битья" - обманул жену и тестя, подделывал печати, крал казенные средства ради "революции, и так далее, и тому подобное. Поэтому по нынешнему времени статьи, написанные с сочувствием и любовью к герою, редки.

Поэтому я и обратила внимание на то, что написано Ниной Поракишвили здесь. У нее 5 статей, объединенных одним героем. Что немаловажно - автор не историк и даже не журналист-гуманитарий, факты она брала из доступных источников, а не из "секретных архивов, в которые записываются тайно каждое четвертое новолуние года" - как-то, записок самого князя Сергея, его писем, протоколов допроса, - все оцифровано и доступно для заинтересованных лиц. Автор старалась подобрать портреты в тему (вот, даже портрет аббата Николя нашла).

И все бы хорошо - но тут, прямо скажем, "слишком" хорошо и позитивно. Настолько позитивно, что самого князя, каков он был, каким он показывал себя в собственных мемуарах и письмах, словно бы и нет, а из статей вышло некое "житие святого". Что же не так? Разберем подробнее.
Collapse )
То же в связи и с крестьянами, в которых Серж пробудил гражданскую сознательность. Он уже был членом общества и, как видно, решил убедиться, можно ли переубедить крестьян не мириться с несправедливостью (тех, государственных крестьян, сгонял на панщину, то есть, барщину, вице-губернатор, пользуясь плохим знанием законов"темными людьми").
Если свести поступки к одной лишь "доброй воли", то получим интеллигента, которым автор статей хочет нам показать князя. А Серж интеллигентом отнюдь не был - особенно по складу характера. За то о нем с такой неохотой интеллигенция, состоящая из историков и литераторов, и пишет. Она его просто не понимает.