February 12th, 2021

lady night

Милость государева, или как исторические анекдоты переживают свое время

Откроем известный анекдот про "поручика Ржевского", лихого офицера, воплощающего "собирательный образ" всех стереотипных героев 1812 года. Вспомним, что в пьесе "Давным-давно" А. Гладкова, ставшей куда кинохитом СССР под названием "Гусарская баллада", сам Ржевский вполне себе пристоен - лихач, но вовсе не жуткий пошляк, то и дело допускающий "гаффы", как говорили на флоте. Так вот, собственно, анекдот, где внезапно в качестве компаньонов появляются не герои ВиМ, а сам государь император. Единственный из цикла "анекдотов про Ржевского":

Collapse )

Понятно, что АП к Бородинскому полю даже близко не подходил.
Но случаи спасения от неминуемой смерти у него случались - но уже в Заграничном походе, который он возглавил самолично.
Под Лейпцигом Александр попал в отчаянное положение, и только действия известного всем генерала Раевского спасли его от окружения и плена. Причем сам генерал был довольно опасно ранен.
За подвиг следовала и награда - тем более, имя Раевского уже носилось у всех на устах благодаря Смоленскому сражению, Бородину и известному делу под Салтановкой. Александр предложил генералу титул графа. Тот отказался, но при этом испросил назначить свою самую старшую дочь Екатерину, которой на тот момент исполнилось 17 лет, во фрейлины. Казалось бы, нелогичный поворот, да?

Во всей красе из любимой мною серии современных вариантов портретов героев 1812 года.

На деле, для такого расчетливого человека, как Н.Н., все весьма логично. Титул на хлеб не намажешь. Что же до потомства... Сыновья сами могут выбиться в графы, а то и в князья - благо начали рано и благодаря делу под Салтановкой сами, как и отец их, стали "звездами" армии. А вот красивая и умная старшая дочь при дворе может найти достойного и богатого жениха, чем и поправит состояние своего отца. Ведь деньги были предметом его постоянного беспокойства - по разным причинам.


Екатерина Орлова, nee Раевская. Таки стала графиней - но почти на 90 лет. В отличие от ее младшей сестры, пробывшей княгиней совсем недолго.

Расчеты не совсем оправдались, хоть в итоге Катерина нашла титулованного и довольно богатого мужа. Однако в течение 7 лет после назначения при дворе девушка предпочла оставаться незамужней, несмотря на тучи поклонников, среди которых затесалось и "наше все" (которое не оставило своих исканий и после замужества Екатерины) - она была не типичная барышня, жаждущая любви, чем выгодно отличалась от своей младшей сестры Маши. Это вызывало беспокойство отца: "Мой друг, вы никого не полюбите до того, как будете замужем. Это правда, как вам говорили в моем присутствии в Киеве... Не найти, кто бы вас стоил. Это не лесть, моя дорогая дочь, я не слеп насчет своих детей, поверьте!.. Я не знаю ни одного молодого человека в Петербурге, которого я мог бы желать мужем для вас, я не знаю никого, кто бы был способен оценить вас..." Девушка, судя по всему, прекрасно знала изложенные отцом в письме факты и без его напоминания.

Но это отложим в сторону - вернемся к анекдоту. Естественно, отказ от невиданной царской милости стал известен в свете и в армии, - там уже считали Раевского каким-то странноватым, но при этом уважали. Естественно, изначальный факт исказили как только могли, приписав и то, что не было сказано. Так получился анекдот, доживший и до нашего времени, но дополненный приметами оного времени.

На деле, скажем так, быть "другом царя" - этого конкретно царя - было не так уж весело, и это могли бы подтвердить весь Негласный комитет, и князь Петр Волконский, и граф Ливен... Н.Н. Раевский рассуждал верно, - "близ царя - близ смерти", от того и распорядился милостью с тем, что, как ему казалось, принесет для него больше выгоды.