February 9th, 2017

ГРАФ

Продолжим наш сериал про ловлю шпионов

Начало:
http://rayne-minstrel.livejournal.com/296625.html
http://rayne-minstrel.livejournal.com/296722.html

Итак, Дантеса, судя по всему, разоблачили. Возможно, поняли, что якобы "рекомендательное" письмо от герцогини Беррийской оказалось фальшивкой. Ни в каком восстании в Вандее Дантес-Геккерн не участвовал. Никакую монархическую оппозицию он не представляет - ее и нет толком. А кто и впрямь был в Вандее, о таком не слышали. Возможно, еще и предали огласке истинные причины того, почему Дантеса выгнали из Сен-Сира. Недвусмысленность его отношений с "приемным отцом" говорила о некоторых его наклонностях более чем красноречиво... Закрытая атмосфера военного училища - благодатная почва для того, чтобы подобные наклонности проявились. (Извините, без определенного градуса слэша эта история будет неполной).
О том, что Дантес не совсем тот, за кого себя выдает (по крайней мере, не бывший "белогвардеец", а обычный "ловец счастья и чинов") писал еще Н.И. Тургенев, декабрист-"невозвращенец", осужденный заочно, обсуждая со своим корреспондентом обстоятельства дуэли Пушкина. У Тургенева были хорошие связи в высшем обществе Франции; он имел обширные знакомства по дипломатической линии.

Можно себе представить, сколь сильным был гнев Николая! Но он, при всей его "самодержавности", был не его отец. Вокруг него было обширное окружение, с которым он довольно-таки считался. Окружение, однако, вертело им, как хотело.
Collapse )

(Продолжение сейчас будет; делю на отдельные посты, чтобы легче читалось).
armfelt

Четвертая часть сериала про шпионаж: Хроники конфликта

Когда Дантес понял, что его разоблачают? Наверняка, довольно быстро. Дело в том, что и у него были осведомители. Например, тот же Огюст д'Аршиак. Он был родней Дантеса, служил атташе при посольстве и очень вероятно, что курировал "нелегала". Его записки-мистификация (автор Л. Гроссман) мне во время оно очень понравились: http://az.lib.ru/g/grossman_l_p/text_1931_zapiski_darshiaka.shtml

Были и те высокопоставленные "кураторы" Дантеса, которые, узнав, что он не тот, за кого себя выдает, предпочли не признавать свои ошибки - голова дороже! - а стоять до конца за его правоту. Небольшой камешек в огород императрицы - она, как лицо, очень уж французу покровительствующее, до последнего стояла за него. Но, скорее, от скудости ума, чем от злонамеренности, подкупа или ревности к Пушкину - Александра Федоровна была очень "блондинкой". Не думаю, что она о чем-то хотя бы догадывалась, о чем знали ее муж и его шеф жандармов. Она видела "поверхность". О чем свидетельствует написанное ей пост-фактум письмо к одной фрейлине-подружке графине Бобринской:«Нет, нет, Софи, какой конец этой печальной истории между Пушкиным и Дантесом. Один ранен, другой умирает. Что вы скажете? Когда вы узнали? Мне сказали в полночь, я не могла заснуть до 3 часов, мне все время представлялась эта дуэль, две рыдающие сестры, одна жена убийцы другого. – Это ужасно, это страшнее, чем все ужасы модных романов. Пушкин вел себя непростительно, он написал наглые письма Геккерну, не оставя ему возможности избежать дуэли. – С его любовью в сердце стрелять в мужа той, которую он любит, убить его, -- согласитесь, что это положение превосходит все, что может подсказать воображение о человеческих страданиях. Его страсть должна была быть глубокой, настоящей. – Сегодня вечером, если вы придете на спектакль, какие мы будем отсутствующие и рассеянные...»

То есть, для нее - как и для других сторонних, не сильно углубляющихся в дело наблюдателей - налицо разыгранный в реальной жизни "модный роман" о любви, ревности и крови. Правда, сочувствует АФ тому, кому обычно не сочувствуют.
Collapse )

Скажу, что результат был - Дантеса разжаловали и отправили обратно. Без права въезда. Интересно, какую он сделал карьеру во Франции. Довольно блистательную. Он не сидел тихо, как мышь, у себя в имении, а активно мешался во внутреннюю и внешнюю политику - никаких препятствий ему никто не чинил. А должны бы. Очевидно, за несколько лет польза от него перевесила его "провал" (тем более, наниматели действительно ничего не заподозрили, скорее всего). Тем более, власть во Франции опять сменилась. Дантес резко стал рьяным бонапартистом.

И что особыми поручениями в 1850х годах занимался и далее. В том числе, тесно контактировал с русским посольством во Франции. Тоже сливал кое-какую информацию. А что его совесть не мучила - так оно и понятно. В его глазах, он убил не живого человека, не "солнце русской поэзии", а всего лишь "шпика".

Драма Пушкина в моем изложении, как кажется, выглядит более благородно (хоть, и признаюсь, возможно, натянуто) - человек погиб за Отечество. Как "боец невидимого фронта". И это лучше, чем водевиль про любовь и ревность (прямо как в изложении императрицы Александры!), о котором мы слышим уже 180 лет.