Tarja A. (rayne_minstrel) wrote,
Tarja A.
rayne_minstrel

Category:

Лёвенштерн такой Лёвенштерн

Любовь к деньгам и не очень рыцарственно-аристократическое поведение у всех, кто носит фамилию Лёвенштерн, в крови, похоже.

Читаю у Доминика Ливена про Вилли (он же Вольдемар, он же Владимир) фон Лёвенштерна, безбашенного кузена Жанно и Альхена. Перевод с английского мой (у меня только англоязычная книжка):

"Сразу же после окончания перемирия 10 августа Винценгероде приказал диверсионным и разведывательным группа обойти западный фланг армии Удино и прорваться в её тыл. Слухи о том, что сам Наполеон перемещается в направлении штаба Удино, внушили русскому командующему, что он может захватить в плен французского императора. Лёвенштерну дали отряд казаков и приказали взять Наполеона. Идя к югу в тыл Удино, казаки Лёвенштерна ограбили богатый помещичий дом, встреченный им по пути. Лёвенштерн вспоминает, что он наказал каждого из казаков сотней ударов плетью и понизил в звании унтер-офицера, но не смог вернуть большую часть добычи, так как казаки позаботились о том, чтобы хорошо спрятать её. Разведчики Лёвенштерна быстро обнаружили, что Наполеон ушёл далеко в Силезию. Гораздо ближе к ним находилась плохо охраняемая казна Удино, которая манила к себе Лёвенштерна. Русский полковник был по своей натуре немного пиратом. До войны, в Петербурге он выигрывал и гораздо чаще проигрывал в карты огромные суммы. Во время войны он сочетал большую храбрость и отвагу в бою с соблазнением женщин, встречавшихся ему на всём пути из Вильны до Парижа. Даже при этом он оставался довольно честным пиратом. Хоть он и вспоминает, что военнопленные были большой обузой для диверсионного отряда, он всегда брал их с собой и презирал Фигнера за то, что он убивал своих французских пленных.
В казне Удино содержалась сумма в монетах, равная 2,4 миллионам бумажных рублей. В своих мемуарах Лёвенштерн уверяет, что в соответствии с российским военным законодательством казнап принадлежала ему по праву, так как он захватил её с оружием в руках. Довезти её до дома в безопасности представляло довольно трудную задачу. Судя по мемуарам Лёвенштерна, проблема была не столько в том, чтобы избежать французов, сколько в том, чтобы отбить деньги от "сообщников", страстно желающих забрать свою долю. Первую угрозу представляли его собственные казаки. По российскому военному законодательству Лёвенштерн, конечно, мог (или не мог) числиться законным владельцем своей добычи, но законы казаков были более демократичными. Казаки были потомками профессиональных захватчиков, которые традиционно разделяли свои трофеи на равные части, оставляя особую долю своему командиру. Никто так и не мог установить, как эту традицию следует изменить, находясь на службе у императора. Чтобы избежать недоразумений, Лёвенштерн выдал каждому казаку по 100 франков серебром и пообещал им такую же сумму, когда они довезут трофей до Берлина. В дальнейшем он сумел перехитрить и уйти от соседней разведывательной группы казаков под командованием полковника Пренделя, срочно пожелавших защитить добычу Лёвенштерна от ужасной участи захвата французами.
Вернувшись в Берлин, Лёвенштерн столкнулся самым опасным врагом из всех в лице разъярённого военного губернатора города, генерала Л'Эстока. В то время, когда в Пруссии отчаянно не хватало денег, Л'Эсток не понимал, почему нельзя брать налоги с грабежа и давать совершаться этому прямо под его носом. Затем последовала странная игра в прятки по всему Берлину - губернатор пытался найти обозы Лёвенштерна и их содержимое. К тому времени он обнаружил, что Лёвенштерн спрятал свою добычу в безопасном месте. Затем тот успешно отбил множество возможных покушений на целостность своего сокровища. В своих мемуарах он добавляет, что отовсюду объявились его старые знакомые и "мне было действительно радостно оказаться столь полезным своим друзьям". Князь Сергей Волконский, дежурный генерал Винценгероде, во многом его был его старым другом. Он вспоминает, что улов иностранной валюты, доставшийся Лёвенштерну, был столь велик, что понизил обменный курс прусского талера во всех окрестностях Берлина. Судя по воспоминаниям Лёвенштерна, дела у содержателей лучших борделей и у торговцев шампанским в столице Пруссии резко пошли в гору".

А вот и сам Вольдемар-Германн фон Лёвенштерн. Внешне - такой стереотипный гусар.

лёвенштерн1

Кстати, эта заметка будет полезна всем тем "хрустобулкам", которые считают, что тогда все были "бла-ародными господами" и "рыцарями", чуждыми всем меркантильным интересам. Потому что Лёвенштерн - да, потомок "крестоносцев", но, судя по всему, не только. Там были и богатые купцы, ставшие дворянами за заслуги перед шведским королём, и, наверное, "рыцари-разбойники". Вот эта кровь и взыграла в нём, когда он увидел столько денег.

Интересно про соблазнение женщин. Он был троюродным братом Альхену. Это что - у них в крови? Совсем не остзейский темперамент, я имею в виду?

Кстати, про Лёвенштерна, который Вилли. Я про него писала, вот ещё чуть-чуть.
Он происходил из большой, но очень богатой остзейской семьи, дом - полная чаща и тд. Родился в один день и год с императором Александром - 12 декабря 1777 года. В детстве его дядюшка повёл его как-то посмотреть на морской бой русских со шведами, происходивший неподалёку от родного для Лёвенштерна Ревеля. Мальчик так впечатлился, что понял - всё, его участь решена; хотя маме совсем не улыбалось, чтобы сын пошёл топтать плац. Перед тем, как отправить его на действительную, она (родственница мадам де Сталь, кстати, и сама дама довольно просвещённая) повела его к какой-то местной ведьме, которая дала ему выпить жидкого пороху из ружейного ствола, чтобы того пули не брали. Магия, судя по всему, была какой-то черноватой, потому что Вилли с тех пор особо не везло ни в службе, ни в картах, ни в любви. Хотя да, ни разу серьёзно ранен не был.
То из службы по ошибке выключат - не успел вовремя присягнуть Павлу Первому; то отправят служить в Малороссию; то по голове украинские гопники, узнавшие, что у него денежки в карманах водятся, настучат, и это незадолго до свадьбы, пришлось венчаться с перебинтованной головой. Женился он на милой девушке, богатой и родовитой; вроде бы, по любви, но в отношении всех Лёвенштернов (в том числе, и Эрики, которой деньги и положение Ганса фон Ливена мигом добавили десяток баллов к его мужской привлекательности) это непросто сказать - где любовь, а где расчёт. Вышел в отставку хозяйничать в родном замке Разикс, Эстляндия. У него родился сын, умерший во младенчестве; потом у жены при Аустерлице погиб любимый брат, и в семье воцарилась депрессия. Потом и сам Вилли заболел чем-то вроде чахотки, хотя перед этим хотел смыться от уныния и тоски на войну. Жена родила второго ребёнка, который тоже умер, как говорят, "от зубов". Потом у жены обнаружили рак, и она, пережив две операции за границей, умерла в 26 лет. Сначала Вилли решил искать смерти на улицах осаждённой французами Вены; не нашёл, заклятье эстонской ведьмы было, очевидно, сильно.Приехав в Петербург, он решил поправить материальное положение и снова выгодно жениться. Искал руки богатейшей невесты того времени, графини Анны Алексеевны Орловой (кстати, его выдуманный мною кузен тоже подбивает к ней клинья). Отказали. Потом восстановился на действительной в качестве кавалерийского майора и адъютанта Барклая-де-Толли. И тогда ему не везло - обвинили в шпионаже и чуть не отправили в Сибирь. Он проделал всю кампанию вплоть до Парижа, потом вышел в отставку, вернулся в родовое поместье. Больше не женился. Прожил до 80 с лишним лет, оставил довольно подробные и интересные мемуары.

Вот такая история.

Кстати, у меня Вилли тоже фигурирует. Его очень не любит Кристоф - во-первых, он страшно ревнует жену к нему, ибо тот: а) экстраверт; б) довольно блестящий во всех смыслах МЧ, хоть ей и родственник; в) гусар же! а не скучный штабист, как он. И вообще его не любит, ибо "из богатеньких". Эта нелюбовь взаимна. Вилли тоже любит говорить про "эту надменную курляндскую морду", имея в виду Ливена-второго.
Tags: Лёвенштерн, быт и нравы, мой Orzhov
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments