Tarja A. (rayne_minstrel) wrote,
Tarja A.
rayne_minstrel

Categories:

Не от себя

Когда Граф встретится со своей Судьбой - а встретится с ней он у меня очень скоро, то тут кстати такое стихотворение Белянина, который стихи пишет на порядок лучше прозы:
* * *

Не умирай, ландграф...
Густая ночь
Над гробом встала, как над колыбелью...
И, обожжённый ржавою купелью,
Дорожный ужас порождает дочь.
Ей имя - Смерть. Её глаза белы,
В её устах беззвучно бродит имя...
Твоё, ландграф.
И сталь из-под полы
Дурманно бредит ранами косыми...
Её ладони тянутся к теплу,
Ей не забыть хрустящий привкус плоти.
И, медленно отцеживая мглу,
Она идёт по следу...
На болоте
Едва горят гулящие огни.
Твой конь, ландграф, покоится в трясине.
Всё кончилось. Чешуйкою брони
Ползёт луна на почерневшей сини.
О чём печаль?
Твоя душа мертва.
Любой герой есть нравственный калека.
Зачем твоя шальная голова
Так льнёт щекой к щербатой плахе века?
Не умирай, ландграф...
Ты слышишь смех?
Ты видишь тех, что развалились в ложах?
Как пахнет псиной соболиный мех
Заезжих королев с холодной кожей...
Весь смысл игры - не в выборе ферзя.
На дисбаланс меж чёрным и меж белым.
Поставить жизнь, как правило, нельзя.
Свою нельзя.
Твою - поставят смело!
Поторопись, уже второй звонок.
На плечи плащ, зализанный ветрами...
И Тьма призывно ластится у ног,
И пыль иллюзий в одряхлевшей раме,
И боль...
Тупая, с левой стороны.
Твоя любовь теперь тебя не любит.
Шаг - до обитой войлоком стены...
И дождь по нервам монотонно лупит.
Не умирай, ландграф...
Корявый слог
Скупых доносов ближе к укоризне.
Перешагни.
Перелистни листок.
Пусть мир прогнил, а ты устал от жизни.
Но, отражаясь в пламени свечей,
Твоя судьба пригрелась в ожиданье
Насмешливого блеска на Мече,
Хранящем
непонятное
молчанье...

Его ждет страшная участь. Он чуть ли не кончит, как Роберт Баратеон в ПЛиО, но вместо кабана там будет волк. И это на глазах у всего Двора. Но ничего, его вытащат. С того света, просто-напросто.

Вот еще, от Лоры. Chanson de Geste.
Монолог Константина Б. по отношению к своему зятю.
Тот у меня сочиняет нечто в таком духе)

Hе на золоте полей, чья трава густа,
Hе у моря, где на скалах сверкает соль,
А у вражеского рва, на краю моста
Hаконец нашел тебя я, о мой король.

Из десятков тысяч лиц, через сотни лет,
Я узнал тебя, король, сквозь печати бед
По сиянию волос, где застыл рассвет.
Я узнал - и на уста наложил запрет.

Hе узнать теперь другим, как ты был убит,
Как подвел тебя твой голос, порвав струну,
Что за кубок до конца был тобой испит,
Hе проведать никому, что ты был в плену.

Я и так уже предвижу, как верный скальд
Обрисует твою стать и изгиб бровей,
И, настроив на лады деревянный альт,
Понесет тебя, как взятый в бою трофей.

Прикрываясь твоим именем по пути,
Будет нищий хлеб выпрашивать на ветру,
И герольды будут доблесть твою нести,
И истреплют, словно вражескую хоругвь.

Менестрели налетят, как мошка на свет,
И такого напоют про любовь и боль,
Что не выяснить уже - жил ты или нет...
Hе узнать тебя боюсь я, о мой король.

Я бы вынес на руках тебя, государь,
Hа простор, где волны пенятся об обрыв,
Hо сложить тебе курган - погребальный дар -
Hевозможно, тайну гибели не раскрыв...

Так лежи, о мой король, средь сожженных трав
Возле черного моста, где ты принял бой.
Крылья западных ветров отпоют твой прах,
Чтоб и в смерти ты остался самим собой.
Tags: Кристоф, мой Orzhov, чужие истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments