Tarja A. (rayne_minstrel) wrote,
Tarja A.
rayne_minstrel

Category:

Печальное и творческое

Когда я с "Оржовым" вырулила на финишную прямую и поняла, как и чем оно должно закончиться, пора написать кое-какой программный пост.

Первое (и в качестве предисловия). Я люблю, когда меня критикуют. Даже на уровне - "писательство - это не твое, бросай это и займись, наконец, делом" (практически все искусство - дело не мое, замечу в скобках; рисовать не умею, фотографирую криво и тяжко травмирована медведем). Я постила сюда оборвыши специально, чтобы меня покритиковали. Вроде "фуу, как у тебя ужасно описан секс", или "что за фигня вместо бала?"

Второе. Изначально роман планировался бытоописательно-философским, то есть без всяких интриг. "Дао Бенкендорфа", вроде этого. Но дважды заснув над чтением набросков, я психанула и ввела интригу. К тому же, я влюбилась в интровертного и саркастичного Кристофера фон Ливена и в его антагониста, homme fatale и патриота Адама Чарторыйского, которые в 1800-е решали в России очень многое. Они, эти родовитые "инородцы" чуть старше 30, а не зеленый поручик Альхен фон Бенкендорф, которого в жизни заботило только количество половых партнерш (я его аж возненавидела за это!). Про него полноценно писать - это надо было начинать хотя бы с 1812-го. Отсюда - смещение акцентов на Ливенов (поляки, точнее, одна полька, планировались изначально), которые изначально должны были быть эпизодическими персонажами.

Третье. Повторюсь. Я пишу не для того, чтобы заполучить статус "писателя" и "творческой личности". С творчеством и выдумкой у меня все неважно. Вымышленные персонажи существуют в пропорции 3:20. Вообще, я переводчик и контентщик. Мой стиль "оборвышей" периодически указывает на этот мой род деятельности. Поэзии слога и описаний природы-погоды-внешности-архитектуры у меня минимум (на днях постараюсь опубликовать оборвыши, которые с натяжкой можно назвать лирическими). Чтобы написать хотя бы 10 страниц, я использую кучу источников. Любое слово, любая шмотка, надетая на героях, сопоставляются с тем, что они могли носить IRL. Я думаю, мне придется еще перехерачивать книгу, чтобы она совсем соответствовала реалиям. Так что я совсем не творческий человек, с фантазией и красотой у меня все туговато.

Четвертое. Я придерживаюсь одного правила: "Пиши всегда то, что сам хочешь прочитать". Я не настраиваюсь на определенную ЦУ. Настраиваюсь на себя, на своих единомышленников по части лит. вкусов. Я люблю Мартина и Дрюона; с сомнением отношусь к Пикулю; ненавижу Башкуева и Арсеньеву. Поэтому можно себе представить, что примерно я пишу:-) натурализм (имею в виду сцены соитий, которые у меня - максимум 3 предложения; сцены болезней, смертей и убийств) - мое все. Не умею писать намеками и тонкий психологизм взглядов, намеков и вздохов не ценю. Мои герои были людьми приземленными, военными и политиками, а не литераторами и художниками, поэтому поведение у них соответствующее, никакой тонкости переживаний. П-страдальцы и х-страдалицы у меня, как правило, живут недолго и несчастливо и умирают в муках (см. Охотников и Эрика Левенштерн; но ту я убила, потому что понадобилось принести в жертву кровь юной девственницы). Увы, я человек земной, и воздушных замков городить не умею, сказочник и магический реалист из меня такой же, как из енота олень :-) что есть, то есть.

Пятое. Язык. То, что он "современный". Я все никак не могу найти словарь общеупотребительной лексики 1800-х годов. Даль не подходит. Мои герои - остзейские немцы и поляки - почти не говорили по-русски. А если я все равно привожу их прямую речь "словно в переводе", то зачем менять "дорогой" на "любезный", "случилась" - на "приключилась", переставлять слова а-ля учитель Йода? Кроме того, не забываем, что письменный и устный языки - одна большая разница, и они могли говорить совсем иначе, а не в стиле "Инда взопрели озимые..." Вольностей стараюсь не использовать, мата тоже по минимуму. Кое-где можно встретить непрямые цитаты на творчество моих любимых рок-музыкантов, но это такая игра на внимательность с читателем (нет, не как Лукьяненко - целыми строфами; а куда более тоньше). И кое-какие современные мемы в переводе на Francais. С языком я иду по пути - "чем проще, тем лучше".

Шестое. Матчасть. Да, я не нашла прямых свидетельств вражды Ливена с Чарторыйским. Первый вообще не успел-то и завещания написать, не то что записок, дневника не вел (или не осталось); второй такую фамилию как Ливен даже не употребляет. Но есть пара эпизодов, демонстрирующих, что эти двое были на ножах. Незначительные. С идеологией сложнее. Это предмет отдельного поста. Вкратце - приходится проводить настоящую детективную работу, читая между строк писем и мемуаров. Там и сепаратизм можно найти, даже остзейский сепаратизм, не говоря уже о польском, и прочее.

Вот оно все так. Зря - не зря - не знаю. Надеюсь, не зря.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments