Tarja A. (rayne_minstrel) wrote,
Tarja A.
rayne_minstrel

Categories:

Отрывок: Коварные козни Чарторыйского

Князь Адам Чарторыйский, прочитав ответное послание императора Александра, достал ящик с набором из десяти кинжалов и начал их кидать в дальнюю стену своего кабинета выверенными, точными, скупыми движениями. Стена была обита полосатыми сине-золотыми обоями, и он стремился, чтобы вонзающиеся в шелк кинжалы образовывали горизонтальный ровный ряд: одна полоска - один кинжал. Сперва так и выходило. Потом он немного сбился, чертыхнулся, и продолжал далее.

Эту игру с самим собой Адам затевал всякий раз, когда нужно было хорошо, логически обдумать что-либо. На другой стене, у двери, остались следы - он проделал их этими же кинжалами, когда придумывал систему восстановления Речи Посполитой под эгидой русской короны. Ныне система оказалась абсолютно бесполезной. А царь еще и спрашивает: "Любезный Адам, чего ты добиваешься?" Ну, он напишет ему, чего именно он добивается. Он хочет объединить исконно польские земли в сильное, мощное, большое государство. Которое могло бы стать хорошим союзником для России. Но ныне ему бы очень хотелось выкинуть из этой фразы словосочетание "для России". "Никогда", - подумал князь, и очередной кинжал со свистом вонзился в дорогой шелк обоев, распоров его. Ему нужна только единая Польша. Единая католическая Польша. Без русских, но с Белоруссией, Малороссией, Лифляндией.

Он еще раз сделал бросок - стремительный, быстрый, и кинжал попал в то же место, что и первый, еще торчавший из стены. Послышался резкий лязг металла. "С Лифляндией и Курляндией", - вслух произнес Чарторыйский и злорадно ухмыльнулся. Вот она - единая Польша, какой была в конце 16 века. А он её король. Трона Пястов еще можно было достичь. С помощью верных людей. Адам был куратором Виленского учебного округа - эту должность он сам взял себе и собирался оставить и после отставки с поста министра иностранных дел. Он прекрасно знал, что, пропагандируя польский язык, рассказывая студентам польскую историю, можно завербовать целую армию патриотично настроенной молодёжи. Но пока его держат при дворе, он связан по рукам и ногам. Нужно срочно уходить в отставку. Причина проста, и он сам упомянул ее в письме - но Александр, очевидно, читал его послание каким-то другим местом, а не глазами: "Я не могу исполнять приказания, против которых протестует совесть". Отставку ему государь не давал. Хорошо, хоть пока не требует в Петербург. Но вскоре призовет. И что тогда? Опять спросит: "Чего тебе нужно?" И князь ответит. Напомнит про приказ о наступлении на Варшаву, который государь отдал - и сразу же отменил. Странное, резкое поведение - словно бы Александр действовал не сам, а под чьим-то влиянием. И нетрудно догадаться, под чьим именно. Кто отвечает за приказы по движению армии? Военно-Походная канцелярия. А кто находится во главе сего учреждения? Адам плотоядно улыбнулся и бросил кинжал в центр стены - в то место, которое он на глаз определил центром, - вложив в бросок всю свою силу. Орудие вошло по рукоять, пробив дерево панели, которой для сохранности тепла была обита стена. Да. Вот еще что он, князь Адам Чарторыйский, хочет - отставки тех, кто находится во главе военного министерства. Для Ливена, служаки и карьериста, такой поворот событий будет подобен смерти. Отправится он на свалку политики, как его соотечественник, граф Пален. Тот тоже очень многого хотел. И закончил тем, с чего начал. Но в военное время государь, если он, конечно, не полный идиот, не станет предпринимать серьезных перестановок в таком ведомстве. Значит, нужен мир с Францией. Не перемирие, как сейчас, а долговечный, устойчивый мир. Так. Система - новая - сформирована.

Адам выдернул все кинжалы из стены, положил их обратно в ящик. Осмотрел повреждения, которые нанес убранству. Если так дальше пойдет, здесь вскоре придется делать полный ремонт. Об этом он подумал с равнодушием. Усевшись за стол, он написал новое послание - немногословное, быстрое, как реляция или сводка с поля боя. Даже расписал свою новую систему по пунктам, чтобы этот коронованный недоумок понял всё и не задавал лишних вопросов:
"1) Вы миритесь с Наполеоном.
2) Вы объявляете меня королём Польши.
3) Вы меняете лиц, занимающих высшие должности в военном министерстве и министерстве иностранных дел."
Так и надо. Если и здесь возникнет заминка - ну, тогда война. И переход на сторону французов. Простой народ это поймет - те хотя бы единоверцы, католики, в отличие от "москалей".
Написав и запечатв письмо, Адам вышел из кабинета и направился в столовую - подоспело время ужина. Напоследок он вспомнил, как мать ему давеча говорила: "Ты слишком многое на себя берешь". Да, это истина. Но он берет только то, что ему причитается. И поступает так, как должен. Не ему ли с детства твердили о долге перед Отчизной, о героизме и борьбе против захватчиков, предателей? Вот он и борется - как умеет и как того требуют обстоятельства.
Tags: Александр Первый, Чарторыйский, мой Orzhov, твАрчество, тексты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments