Tarja A. (rayne_minstrel) wrote,
Tarja A.
rayne_minstrel

Поэтическая страничка

Давно я не писала никаких стихов, наверное, лет несколько как. Имею в виду, систематически. Но иногда что-то выползает. И я начинаю рифмовать строчки. Выкладываю сегодня два - одно про "Оржов", другое - про ангелов.

Оржовское называется "Плач девицы Илзе Таубен по Ее Графу. Подражание Кудряшевой и Полозковой". Написано в стилистике модной нынче поэзии, а именно "плач-Пстрадания". Писала умом, а не сердцем. За огрехи в рифме и размере прошу меня извинить - практикуюсь редко.
Контекст скрывается в моем романе. Написала, чтобы развязаться с темой Графа, ибо он начинает занимать много места в сюжете.

Ты уходишь и ныне утром, ты вечно встаешь в шесть,
словно ты - настоящее солнце, закатов, рассветов свет,
и ты начинаешь день, и я просыпаюсь - не счесть
мне утром забот. А тебе - идти выслушивать лесть,

парады, разводы, маневры, сраженья и сталь.
Я знаю - ты не хотел брать власть, но тебя никому не жаль.
Твой мир ныне - тщательно выверенный Версаль,
колонны, опалы и милости, блеск, анфилады зал.

И ты притворяешься, граф, что всегда этого и хотел,
ты всем говоришь: "Значит, таков мой удел!"
Тебе всего тридцать, но вот он - пришел предел
желаний, возможностей, славы и лучших дел.

А я вновь в окно созерцаю курляндский дождь,
не смея писать о том, ведь знаю - тебя не вернешь.
Мой мир предрешен, я всем твержу ныне: "Пройдет
и то, и это". Не верю. Меня до сих пор пробирает дрожь,

когда твое имя слышу. Помню все, что хотел забыть
ты, мой герой, мой мальчик, хотел бы похоронить.
Я твоя Парка, норна, пряду твоей жизни нить,
у меня есть дар слова; за это ты можешь убить

меня; но не тронешь, не взглянешь, не скажешь и не придешь,
мой друг, мой граф, мой хозяин; проводишь ночь
с той, которая будет кричать и кидаться на стены, но ты не поймешь,
что же она желала, покорно уйдешь, когда выгонит прочь.

Любимый! Я всё навсегда то, что было во мне, отдала б
ради того, чтоб склониться перед тобой, когда ты, от боли слаб,
вновь в дверь постучишься и скажешь: "Элиза, когда б
я знал... Но молчала ты, а я, Божий раб,

хороший придворный, преданный сын, верный муж,
отличный стрелок, и в душе моей - тишь да глушь,
да благодать Господня; я не подлец, не трус,
Несчастлив я все же, покинут, и есть лишь грусть

без рук твоих, близости мира". Я слабо тебе улыбнусь,
Отвечу: "Куда нам, простым мещанкам, до рыжих ведьм и богинь.
Я знала всегда, хозяин, что так и будешь один,
на ком б не женился, кому бы не был господин".

Равны в одиночестве нашем - и ты, граф мой светлый, и я.
Но только тебя окружают люди, друзья и семья,
а я отрешилась от всего ради глаз голубых твоих,
наверное, с детства знала, что мир воссоздан для нас двоих

в моей тесной спальне; ты первый, единственный, замкнутый круг,
а я от всех чувств и эмоций, снов, голосов и подруг
всеведущих ныне и присно теперь вслух уже отреклась.
Душа - умерла, похоронена, а сердце втоптано в грязь.

Я в этом признаюсь тебе, граф мой, а ты повторишь,
что так же, как я ощущаешь все, вдаль поглядишь
и бросишь: "А я попрощаться, в блестящую жизнь
обратно". И к берегам далеким ты вновь улетишь.

Закрою я дверь за тобою, подумаю - стал другой,
был милый хорошенький мальчик, а ныне - тронут судьбой.
Время крушит нас обоих безжалостной твердой пятой,
И вижу: мы скоро вдвоем проиграем последний наш бой,

и ты упадешь в нем со знаменем алым в руках,
и поле сраженья захватит единственный, злейший твой враг,
и солнце застынет навеки в ясных твоих глазах,
и я лягу рядом с тобой, умру, ибо к праху прах...

Но перед смертью покажется - всё было б иначе, чем есть,
ведь истина нам милее, чем хитросплетенная лесть,
вель кровь нам обоим противна, и любим мы оба молчать.
Но нам был приказ: мне - ткать, а тебе - воевать.

Прости и прощай: нашей дочери было бы нынче семь;
по-прежнему тку из ниток судьбу всех твоих страстей,
и на заре в твоей жизни последнего дня,
мой граф, об одном я прошу: вспомни монашку - меня.

Стихотворение "Архангелы", написано в период активного (и неудачного) воцерковления.

Архангел Михаил, распишись в получении
табельного оружия - меча пылающего.
Архангел Гавриил, вот слова благословения
невинных еврейских девиц, сомневающихся,

родят ли они от Духа Святого; вот крылья -
на них инвентарный номер. Запомни.
Архангел Уриил, вот аптечка для раненных,
ты не забудь ее - там йод и корпия; но лечи любовью.

Архангелы, время вставать, надевать нимбы,
открывать истину, убивать демонов, латать души.
Да, тяжело спускаться на Землю? А кому легко?
Небо прекрасно и мирно. Здесь же покой нарушен.

Архангелы, вы руки, ноги и сердце Бога. Живите.
Трудитесь, ведите отчетность, шепчите слова молитвы
всем тем, кто молчит, кто погряз в своем быте.
Непросто, конечно, помочь. А упасть вы уже не сумеете.


Сегодня-завтра будут еще рандомные стихи, которые я иногда пишу.
Tags: мой Orzhov, твАрчество
Subscribe

  • Главное завоевание современности

    ...С точки зрения психологии - это личные границы. Каждый, кто проходил терапию, всегда сталкивался с этой темой. Обычно с границами проблемы…

  • Белый цвет не всем к лицу

    ...А точнее, он необходим в определенной пропорции. Это я, если что, про любимую всеми, от мала до велика, от простых, незамутненных комментаторов в…

  • День рождения плохого парня моей мечты

    Ну кто-то... Чезаре Борджиа родился 13 сентября, оказывается. Для бастарда знать точную дату рождения - это праздник. История Борджиа - тот случай,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments