Tarja A. (rayne_minstrel) wrote,
Tarja A.
rayne_minstrel

Category:

Вдогонку к прошлому посту

1)А ведь идея жандармерии, возникшая у Алекса Бенкендорфа в 1808 году - это отголосок наблюдения за борьбой "партий" при Дворе. Нужна сила вне партий - такая "когорта добромыслящих", которую он планировал учредить. КОМАНДА. Памятуя, кем этот главгерой был по соционике, это ключевое понятие для него. Команда объективных и беспристрастных. Не немцев, не поляков, не русских и проч. - а "добромыслящих". С широкими полномочиями. Тех, кто разрушает "повязанность", волей-неволей возникающую при дворе - по национальному признаку, общим целям, религии. Которые действуют исключительно в интересах монарха - а не самих себя.

2) И становится понятно - опять же, из чтения статьи "Мы - балты" в журнале "Русское богатство", которой 107 лет - почему фрау Шарлотта была так против женитьбы своего самого младшего сына на Эрике фон Левенштерн. Та же "полукровка". Дочь не просто "позорной" женщины, а наполовину итальянка (и там тоже не все ясно - Джиотто в 17-18 веках роднились с крещеными евреями активно), наполовину католичка, к тому же, ее мать не была дворянкой. Почтенная дама не хочет внуков с такой кровью. Заботится о "расовой чистоте", правда, у меня - на подсознательном уровне. Тогда идей-то таких не было. Но про кровь знали. Правда, про особенности родословия тосканского купеческого рода, к которому принадлежала актриса-мать Эрики и Йохана, фрау Шарлотта не знала.

3) К вопросу, почему будут травить графа Кристофера ядом - все просто. Месть поляков. И то, что он был за Тильзитский мир, означающий дальнейшее подчинение и раздел Польши - в перспективе. Его брат, тот самый лютеранский мистик, граф Карл фон Ливен, в 1794 году отличился при взятии мятежной Варшавы, причем совершил блестящий прорыв на одном из флангов и взял в плен многих бунтовщиков. Которых без жалости расстрелял как "палачей его народа" и "папистов". Особенно жестоко обращался с теми, кто начинал читать молитвы на латыни. Потом этот Карл удалился в отставку, подружился с мистической фрау Юлией Криднер/Крюденер (она у меня тоже вылезла - внезапно), начал читать Библию и Сведенборга вместе.
Но поляки не забыли. Они сообщают князю Адаму Чарторыйскому (главе "польской партии") о том, что вытворяли всякие "поганые еретики" в том году. Срочно требуют мести. У Чарторыйского задача - сохранить мир между двумя силами в Польше - "пророссийской" и "сторонников незалежности". Да и "немчуру поганую" и "чухонцев" свалить хочется. Чтобы укрепить влияние при дворе. Сопоставив то и это, Адам-Ежи видит, что графа Кристофа надо срочно "убрать" - и все будут довольны. Варшавские "головорезы" - за то, что, убив брата того самого Ливена, который поставил к стенке их предшественников, они "отомщены". "Про-москали" - за то, что теперь освободилась дорога к трону. Через военное ведомство. Теперь можно ставить своего человека - да хоть Ожаровского. И все - графа Кристофа приглашают на охоту. В охотничьей партии присутствует и брат Адама Чарторыйского, Константин. Он и подсыпает ему яд в вино. Яд хороший - действует нетипично и не сразу, а через два дня, имитируя сердечный приступ. Их мать (любимая бабушка княжны Анжелины Войцеховской, которая тоже в каком-то смысле орудие - из нее планируют делать "агента влияния"), пани Изабелла, составляет такой качественный яд. Рассматривали вариант убить графа якобы "случайным" выстрелом - но это слишком "палево", да и фон Ливен, лучший стрелок Лифляндии, не самая легкая жертва - кто кого убьет, еще называется?
Но граф Кристоф так просто не умрет. Его мать сразу догадается, что его отравили (там разыграется сцена из баллады "лорд Рэндалл": "Я боюсь, ты отравлен, мой сын..." - "Да, отравлен я, мать, постели мне постель, я устал на охоте и крепко усну"). И тут как раз случится Левенштерн - которого после Аустерлица граф Кристоф сделает своим адъютантом и конфидентом - и он, вспомнив, чему его учили в Геттингене, начнет откачивать своего несостоявшегося зятя. Успешно. После такого Кристоф подает в отставку. Ибо "сил никаких больше нет". Он по природе - совсем не царедворец и вовсе не интриган. А его как в 22 года затянуло в это "Scheisse" (его же словами), так и все, выхода не было. Жена его Доротея все видит, и не смеет, как раньше, его упрекать в "трусости" (из-за Тильзитского мира, например, она его так же упрекала - "Почему ты не остановил такой позор нации?"). Здесь речь идет о простом выживании. А у них трое маленьких детей. Которых тоже не пожалеют, в случае чего. Так что, пофиг с ее личными амбициями, надо ехать в Курляндию разводить свиней и не высовываться.

3) Но есть и третья сила - Александр Первый, тоже спец по интригам. Он видит борьбу этих национальных партий и наблюдает за ней, запасшись печеньками. Он руководствуется личными симпатиями, а не "партийными". Ему и Чарторыйский нравится, и Ливен тоже, и все. Вот Алекс Бенкендорф ему не нравится, например. Что делает император в 1808 году? Приближает к себе Аракчеева. И Сперанского. Который мыслит в БОЛЬШОМ масштабе. Аракчеев - просто "без лести предан", верный пес, без всяких шкурных интересов. Вот этих людей он приближает. Александр недолюбливает свою мать. Потому что Мария Федоровна проталкивает "немецкую" партию (ибо те поддержат ее в случае притязаний на престол - случись что с государем, она будет регентшей при малолетнем Николае - цесаревич Константин отказался править с самого начала). И поляки - верный друг Адам с компанией - его уже тоже раздражают, ибо слишком много на себя берут и все уши прожужжали своей "ойчизной". Хоть Мария Нарышкина - тоже полька, но она вне партий. Ибо крещена в православие и не знается со всякими Чарторыйскими. Так бы князь Адам был доволен - "своя" в постели государя, но когда "Марыська" послала его нах при робких просьбах "ну намекни государю, что надо то... и это", понял - нет, она "не бро". И начал готовить ей замену в лице племянницы - панны Анжелины. Но там будет лишь "15 минут в бальной комнате" - и все, Александр ею не проникся.
Так вот, Александр, ведя свою игру, не хочет просто так оставлять Ливена. Он к нему питает теплые чувства - лично (поддержал 12.03.1801 года, когда юный император вышел цареубийцей; при Аустерлице тоже помог морально, да и "снял" своим оружием взвод неприятельских егерей, метящих в государя). Да, по просьбе Аракчеева он его отставку принял, ибо видит, что военное ведомство надо тоже обставлять иначе, но оставляет при дворе. И переводит на дипломатическую работу. Посланником в Пруссию. Заодно подальше от интриг и опасности вновь "выпить йаду", ибо догадывается, что когда абсолютно здоровый и ни на что не жаловавшийся человек в 33 года внезапно сваливается якобы с инфарктом, причем при подозрительных обстоятельствах, тут все неспроста. И не гарантирует того, что в следующий раз его отравят чем-то получше, и никто не спасет.
Естественно, перевод мужа в Берлин Доротею устраивает более, чем полностью. Дает ей возможность развернуться. И там безопасно. А в Лондоне, как оказалось, еще безопаснее и интереснее.

4) Алекс - тоже орудие "партий". Сначала он начинает ухаживать за Марго Жорж, чтобы:
а) насолить Наполеону и выпендриться перед знакомыми
б) просто захотел ее (но потом влюбится и захочет жениться)
Когда посланник докладывает о интересе Алекса к этой "звезде Парижа", Мария Федоровна довольно потирает руки. Она видела, как князь Адам попытался подложить под ее сынка свою племянницу - ничего не вышло, только девочку опозорил. А вдруг получится? Раз ее протеже влюбчив и своего добьется, пусть он увезет эту Марго. В Петербург. Вроде бы, полная яркая брюнетка, соответствует вкусу Сашеньки...
Алекс медленно, но верно завоевывает "звезду". В то же время, сближается с парой влиятельных дам, имеющих влиятельных мужей. Правда, он не умеет скрытничать, и в один прекрасный вечер, после того, как Марго написала ему: "Ты мне прямо скажи, чё те надо? Я те дам, чё ты хошь":-) и назначила дату, час и место, и он, весь такой красивый и довольный как слон, даже забыв захватить кинжал, помчался к ней, его встречают филеры (которые за ним следили очень открыто, Алекс предпочитал их не замечать), замаскированные под парижских гопников того времени, устраивают ему "гоп-стоп" (восемь против одного, "ты с какого с раёна?", "а мелочь есть? а если найду?"), и, действуя по инструкции, бьют его ногами по яйцам и почкам, потом "кончают" его, перерезая горло. Но наши так просто не сдаются) Шатаясь от слабости, зажав рану шарфом (сонную артерию не задели, но порвали гортань), Алекс все же приходит на свое первое свидание со "звездой Парижа"! Марго в панике, но находит своего соседа - студента Сорбонны, который с похмелья зашивает жертве филеров рану.
Когда наш герой приходит в себя, то думает, что надо с этим что-то делать. Идет жаловаться в полицию. Там естественно - "ну, не ходите по темным переулкам ночами, что могу вам сказать". Делится подозрениями с работниками посольства. Те лишь сочувственно кивают, но мер не принимают. Ибо так надо. Даже если бы его до конца убили, то это ничего. Ведь Алекс Бенкендорф, шарясь по бабам и не замечая огромных "хвостов", следующих за ним, тем самым отводит глаза от того, чем занимается на самом деле военный атташе Александр Чернышев, которого никто из ведомства Савари не считает опасным шпионом - все думают на Альхена, ибо его поведение уж очень явно подозрительно. А Чернышев просто ухаживает за дамами, как всякий светский шалопай, оказавшийся в Paris, втихомолку собирая секретные документы.

Алекс потом влюбляется в Марго по самые уши, обещает жениться, а потом увозит ее в СПб. Где оказывается, что сделал это ради одного - чтобы его возлюбленная стала любовницей государя. Ему об этом прямо не говорят, но он догадывается. И больше убеждается, что надо играть вне партий. Дружить с независимыми русскими аристократами (из многих из них выходят потом декабристы). Но Марго совсем не понравилась АП - тому тоже, как и в случае с Анжелиной, одного раза оказалось достаточно. Но зато теперь Алекс планирует на ней жениться - тем самым скандализирует свою родню. "Второй Карл Левенштерн", как его называют. Потом уезжает воевать с турками, ибо наделал долгов, чтобы доказать своей возлюбленной, какой он гламурный и крутой. Потом, он узнает от сестры, как хотели покончить с его зятем, и попой чует, что с ним такое тоже может случиться. Особенно, если вдруг АП или его братик Константин захотят вернуться к Маргерите, и поляки тоже поведут свою игру. Надо держаться подальше. И едет в Молдавию, мочить "басурман". Возвращается - а его пассия уже замужем, знать его не хочет, все плохо, Алекс думает, как убить себя об стену, пытается резать себе вены (тут опять на помощь приходит Жанно Левенштерн и приводит с собой Пауля фон Шиллинга, который врубает Алекса в "Дао Де Дзин"), болеет, страдает, курит разные легкие и не очень легкие наркотики. Но потом - благодаря дзен-буддизму в исполнении своего кузена-исследователя китайской культуры - приходит в себя. Пишет проект, упомянутый мною в п.п. 1. Идет в масоны. Занимается личным духовным развитием. Чтобы быть ВЫШЕ своих плотских желаний. У него получается с переменным успехом. Потом вспоминает про княжну Анжелину - которую всегда любил, но не осознавал этого. Больной, в чахоточной горячке, он приползает к ней. А она его ненавидит: "Когда ты более всего нужен, тебя нет?". И ей мозги промыли дядя, бабушка, мама и прочие родственники - "не знайся с погаными еретиками!" Кроме того, у этой княжны еще и католические загоны на тему "шестой заповеди", которую она нарушила, и она думает, что это Алекс ввел ее во грех ( в общем, в мозгах этой ТП моего романа все очень сложно, пересказывать не хочу, абсолютно никакой логики нет). Она прогоняет его вон. Он не уходит. Садится за рояль и начинает что-то играть - красивое и романтичное. Она слушает, и коварный план рождается в ее голове. Будучи внучкой отравительницы, Анжелина приносит Алексу "попить винца". Тот, почувствовав, что это яд, раздавливает бокал в кулаке, силой заставляет княжну слизывать кровь с порезов на ладони, потом у них случается бурный секс) И он от нее уходит.

На самом деле, я эти "игры престолов" расписала больше для себя, чтобы помнить, что за чем идет. Но если вам интересно - то ради Бога.
Самое странное, что все это вполне допустимо по истории. Я выдумала только Левенштерна и княжну Анжелину. Но они тут - не главные действующие лица.
Конечно, может быть, все было проще, но интриги - это ж так интересно))
Tags: Мой Orzhov
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments